Главная » Статьи » Бастет

Бастет

47198795_1[1]

Текст создан Юлдашевой Эмилией в сотворчестве с Гришичкиной Ириной.

Э: – Здравствуй, Бастет.
Б: – Здравствуй.
Э: – Бастет, у меня огромное желание пообщаться с тобой. Задать тебе несколько вопросов о тебе. Кроме того, что я осознаю, узнать тебя больше, что ты еще в психике людей. В жизни как проявляешься, каково поведение человека в твоем потоке? Каков твой поток? И по возможности еще шире, глубже узнать тебя. Кто ты, чему ты нас учишь? Как ты себя чувствуешь без внимания и почитания тебя людьми, лишившись культа своего, в религиозном аспекте имею виду. Можно ли этот сеанс провести, этот диалог между нами?
Б: – Да.
Э: – Что произошло? Из-за чего тебя, Хекет выгнали вдруг из почитания и сделали демонами, засунули в христианскую демонологию в виде Баеля, у которого есть лик лягушки, человека и кошки и паука.
Б: – Боялись. Силы боялись.
Э: – Какая твоя сила?
Б: – Мягкая. То, что я могу принять все. То, что я вижу.  То, что я как женщина – принимаю.
Э: – Люди, которые проводят твой поток, видят человека насквозь и принимают его со всеми недостатками?
Б: – Принятие само по себе очень мягкое качество. Это женская суть – принятие. Видеть как есть.
Э: – Без прикрас?
Б: – Да просто суть. Это как лист осенний желтый, зимой снег – так и есть. Фактическое осознание пространства и положение вещей в пространстве, качества их, количества.
Э: – А убивая тебя, в своем осознании, люди, уходили в иллюзии? Или, уходя в иллюзии стали убивать тебя?
Б: – Убивая меня в своем сознании, то есть, убивая вот это вот видение и чувствование… Я не знаю, что вообще они хотели… Мне кажется, что это уже навязанные какие-то людям вещи… Отказывались от реального восприятия пространства и того, что видят, слышат, того что творится вокруг. Может, боялись чего-то… Боялись насилия, попасть на костер… Я не знаю, зачем люди такие вещи делали с собой…
Э: – Есть ли какая-то страшная сторона тебя, за которую явно нужно было засунуть в демонологию тебя?
Б: –Чем я могу навредить? – Смеется. – Не знаю.
Э: – Да. Кроме буквализма, что ты можешь разорвать когтями и сожрать как мышку.
Б: – Вот кроме буквализма ничего и не приходит в пример. Я не знаю вообще, чем я могу навредить. У меня в мыслях вообще нет – «вредить». Это скорее именно страх того… что мой поток – такой всеобъемлющей, все принимающей, всетрансформирующей женской сути. – Я ощущаю себя огромной женщиной.

***
Э: – Скажи, вот у меня сейчас образ Кота в сапогах возник, который нищего сына мельника поднимает, помогает ему стать маркизом Карабасом. В этой сказке описана твоя энергия верно? Что ты принимаешь любого хозяина и готова делать его богатым и проводить его куда-то выше на своей силе?
Б: – Нет, это непреодолимая тяга к халяве. Как бы за меня кто-то что-то сделал.
Э: – То есть ты не про это? Принцип Кота в сапогах и твой принцип – разные вещи.
Б: – Да, про Кота в Сапогах не от меня эта сказка, не о том это. Это про лень, кто бы за меня что сделал, а я бы полежал на печи.
Э: – То есть это переносное желание некоторых мужчин обрести кота или жену, который сделает все за него. Мужчина, который считает, что вот есть где-то халява, а коту не сложно, а ему остается быть маркизом.
Б: – Жена как кошка и делает все за меня – это не от моего потока. Жена как кошка – это еще может быть.

****
Э: – Хорошо, какая ты, Бастет?
Б: – Как кошка. – Потягивается и смеется. – Моя функция щурится на солнце, вытянуться и смотреть. Внимать. Кошка, так и человек в моем потоке, так воспринимает пространство. Кажется, что кошка сидит и ничего не делает. Нет, она все пространство чувствует. У нее объемное восприятие со всех сторон ее тела, каждым волоском.
Э: – Когда появляется в доме кошка, что происходит?
Б: – Что происходит в доме? Он есть. Это место где есть кошка, значит – само место есть.

****
Э: – Есть обряд такой, в новый дом впускают вначале кошку, а потом входят люди. О чем это? Чистка пространства или что это?
Б: – Мне кажется, что к тому моменту, когда стали запускать кошек в дом, в них уже не было меня, Бастет в этих кошках.
Э: – То есть, сейчас кошки они уже без тебя, без твоего потока?
Б: – Да. Кошки и кошки. Да они просто самодостаточные, независимые существа сами по себе, не привязанные. Но у них очень мало меня осталось.
Э: – Потому что нет восприятия тебя у людей?
Б: – Да.
Э: – Есть люди, которые в кошках видят проводников на тот свет, общаются с духами усопших. В таких кошках ты есть?
Б: – Ну, да. Там видимо и в людях я есть. По крайней мере, у них есть готовность проводить мой поток. В тех кошках… да в них есть моя энергия. Это скорее не меня нет в кошках, а люди не видят мой поток в кошках. Очень такой мощный разрыв, растождествление, я не могу описать… Это ваша невозможность, как в каком-то мелком животном домашнем может быть что-то великое. И если осознавать людям, что может быть Богиня, тогда надо осторожно обращаться, с почитанием, а так – чего тут церемониться – кошка и кошка.
Э: – Нет уважения…
Б: – Да, такой момент – нет уважения, слабее человека животное кошка. Вот льва, тигра – тут уже есть уважение. За ними идут потоки смерти, войны.
Э: – Тех больших, больше боятся, чем уважают.
Б: – Очень… да, сейчас очень запутанно в пространстве сознания людей – уважение из уважения или уважение из страха.
Э: – Из достоинства или из унижения.
Б: – Да, как в поговорке: «Боишься, значит уважаешь». Но тут и страх перепутан. Страх не перед величием воплощения, а перед тем, что тебя сожрать может.

****
Э: – Скажи, Бастет, ты без вспоминания людей стала хуже, лучше. Тебе никто не молится, не совершают обрядов в твою честь.
Б: – Нет, я, наверное, как кошка – сама по себе. Перестали почитать. Грустно. Так бывает.
– Каким образом ты связана с египетским пантеоном, с Озирисом, Сетом, Изидой, Нефтидой. Ты была привезена ими сюда на землю или как ты попала в этот пантеон.
Б: – Не понимаю, как я с ними связана. Искусственно созданное сочетание.
Э: – Есть мифология, где ты как богиня Бастет описана. Потом такие богини в идее львиц, тигров, кошек как Нефнут, Сехмет, Хатор, еще какие-то кошки есть в пантеоне египтян.
Б: – Не знаю, то ли они сами не поняли что вот я такое… Ощущение, что я была до них. Я была на земле, я всегда была. Они сами не поняли кто я. Их я вижу маленькими фигурками мельтешащими. Они не знали кто я, на всякий случай стали поклоняться. Мне кажется, что они не понимали до конца вообще кто перед ними, что перед ними.
Э: – То есть тоже боялись тебя?
Б: – Скорее не понимали.
Э: – В Риме тоже ходили по дворцам, садам тигры, львы, привязанные на поводок.
Б: – Дурацкие замашки.
Э: – Сейчас в Китае амурского тигра почитают, но всех своих тигров давно сожрали, уничтожили люди.
Б: – Такое ощущение, что меня очень, очень, очень давно люди перестали воспринимать и поэтому я сама по себе. Давно… Я давно не вижу какую-то связку с людьми.

****
Э: – Скажи, Бастет, пожалуйста, каким-то образом Ира с тобой связана была, на сколько, я понимаю. То, что с нею произошло и потом… ее разорвало на воображаемое и реальное. То есть то, что творилось с нею в реальном мире, она не совсем осознавала. Находясь очень сильно своим вниманием в воображаемом мире. Оставив во внимании в реальном мире, только связь с кошками. Какая связь у Иры с тобой?
Б: – Мне сложно передать… Она очень тепло относится ко мне. Понимает что это такое, кто я понимает, воспринимает меня. То, что я живая.
Э: – Ты время от времени посылаешь какие-то сны, знаки ей?
Б: – Не то чтобы я посылаю, но связь какая-то есть. Она не так как другие люди ко мне относится.
Э: – Вот то, принятие девочки 12 лет мужской энергии в форме насилия, принять как часть праздника – это где-то какая-то часть тебя?
Б: – Попытки принятия?.. Доверие вот это, принятие… Мягкость, пушистость какая-то. Мягкость.
Э: – Но у тебя есть когти и клыки, у нее не было когтей, на сколько, я понимаю.
Б: – Она была как котенок, у него тоже есть когти, но он еще ими не умеет пользоваться. Они еще такие слабенькие, все время за что-то цепляются. Он не знает что ими можно делать. Он еще не осознает как их нужно выпускать.
Э: – Она была маленькой?
Б: – Получается, что так. Коготки еще такие слабенькие. Понимание… не то, что понимание… разрыв, что еще ею не до конца поняты глубинные ощущения, идущие по чуйке и реальность, не смогли взаимодействовать как-то, наложиться, объяснить ей. Еще не хватило силы и умения пользоваться той чистотой, которая у нее есть от природы. Поэтому все вот так закончилось. Это большая сила чистота и принятие, но… но она тоже должна окрепнуть. Вот ты сказала про когти, котенок еще не знает зачем. Зачем они у него есть. Вот он цепляется как-то…
Э: – Там нет ни агрессии, ни желания испортить что-то…
Б: – Да, он просто цепляется. Котенок, который толком даже просто играться не умеет, и свои когти еще не умеет втягивать или выпускать. Бесконтрольно зацепится за что-то и ему не понятно, что у него за инструменты. Потому что не пришло еще того момента, когда он начнет учиться пользоваться своими когтями.
Э: – Проводит ли Ира твой поток, пришло ли время Ире повзрослеть и научиться пользоваться своими когтями, клыками.
Б: – Мне кажется пора.
Э: – Пришло ли время к ее взрослым возможностям, когда она может и кота выбрать, и семью создать и плод выносить?
Б: – Она может. Может немного побаивается, но не знает как. Это как у кошки первая беременность. Кошка может родить, но она еще совсем не знает, что с этим делать. Как себя вести и откуда ноги растут. Но все задатки и способности у нее к этому есть.

****

Э: – Скажи, у меня с тобой какие отношения.
Б: – Ты видишь. Ты понимаешь, ты пытаешься разобраться. Не давишь бездумно, а сначала пытаешься разобраться. Можно сказать, что ты чуешь.
Э: – У меня сейчас стоит вопрос – взять котенка или нет. Такой страх, что я не справлюсь я с ним.
Веселый смех Бастет:
– Двоих детей вырастила, а с котенком «Я не справлюсь». – Заливной смех Бастет.
Э: –  Думаю про то, что ему скучно будет, не знаю чем занимать его, как правильно относиться к нему. С детьми все понятно для меня. А вот котенок…
Б: – Это оболтусы те еще, они сами найдут чем заняться.
Э: – То ли в офисе его оставить, то ли домой забрать.
Б: – Внимание кончено ему нужно будет. Сможет манипулировать, сможет диктовать свои условия, если дать волю. Все зависит от того, как ты будешь себя вести с ним.
Э: – Смогу ли о нем позаботиться.
Б: – После того, как ты вырастила двоих детей, прокормила, это глупо звучит.
Э: – Я не про голод. Я про его досуг, скуку. Вот допустим, я ушла, ребенок остался. Он сам себя может занять, может сидеть за компьютером, почитать книжки, порисовать, сам помыться может, покушать. Котенок же этого сам не сделает. Я всегда переживаю за зверей в человеческом пространстве, что мы зверей делаем беспомощными заложниками своей воли, своего отношения и потребителями, заложниками ситуации. У меня же не дом на улице, где он мог бы поймать птичку или мышку или червяка, это закрытое пространство, оторванное от природы.
Б: – Да есть такое, что животные, оторванные от природы они как люди. С ними тоже нужно общаться, с ними тоже нужно играть, им тоже нужно уделять внимание как человеку. Только это кот или собака. Оно уже не много не по своей природе живет.
Э: – Я про это думаю, может не стоит заводить, чтобы не ломать природу свою коту.
Б: – Природу котенка ты уже не сломаешь – потому что он уже не уличный. Свою природу… я тут не вижу… я тут волнение вижу.
Э: – Я честно переживаю…
Б: – Да тут больше вопроса – смогу ли я дать то, что котенку надо. То есть, как бы – я не кошка… Так как этот котенок, он уже сломлен, я не знаю, на пользу ему это пойдет, либо на вред, не настолько сильная связь с природой, с корнями. Такое ощущение, что он еще и от домашней кошки…
Э: – Да, от породистой кошки.
Б: – Как бы вообще оторванной от контекста природы.
Э: – И от камышового дикого кота.
Б: – Мамка, с молоком мамки, не важно, кто отец был. Кто его вскормил, как показал жизнь. Поэтому я не могу сказать за какую-то скуку, за какую-то тоску по природе. Там даже, если с мамкой его оставить, она не научит его ловить мышку, потому что она не умеет сама ловить мышку.
Э: – Ну да, породистая чемпионка.
Б: – Поэтому сказать, что ты навредишь природе кошки, нельзя так сказать.
Э: – Поняла.
Б: – А по поводу кастрации и всего прочего – это тоже человеческий фактор.
Э: – Ладно, преодолеем, приму такое отношение к котенку.
Б: – Я понимаю твое переживание, потому что ты воспринимаешь котенка, как полноценное живое существо, которое как и человек, только вот котенок. Со своим миром, со своей природой, но там как сказать… Вот есть растения, растущие на поле, а есть комнатный цветок. Ты думаешь про котенка как про растение с поля, которое приживется ли в горшке, без природных явлений. А котенок уже комнатное растение, ты его природу уже не нарушишь, там уже, что можно было, нарушили до тебя, выводя породу кошки.

Э: – Поняла… Поняла. – В это время у меня складывалась, наконец, картинка, о том, что домашние кошки преодолели огромный путь от самих себя, от своей дикой природы, в отношения с человеком. В возможность жизни с человеком. Путем отказа от своих инстинктов, своей природной сути. Научились соизмерять свой нрав, свое поведение, так, чтобы оставаться в доме человека. Получается, что даже на кошках видно как ломается воля, как за комфорт и леность, животное готово ломаться, быть кастрированным, стерилизованным, без когтей, без охоты, проявления хищнической натуры, быть пушистым существом, которое радует хозяина. Подстраивается под темперамент хозяина и ведет себя как «свой», считывая волну атмосферы, в которой придется жить.
Б: – Заботиться, конечно же, придется.

Э: – Заботиться – это понятно, играть, кормить, общаться… Ясно, хорошо, было какое-то такое переживание.

****
Э: – Теперь скажи, пожалуйста, вот когда я исследовала Хекет, то поняла ее поток. Что это связь с родом, завершенность последнее дыхание ее, как символ завершенности и зрелости. Как диплом в любом институте роста человека,  поток учит акушерству, материнству. Учит – дозреть. Дозреть, и готовым идти на следующую ступеньку своего развития. То есть это завершенность происходит (или не происходит) потом в жизни человека по всем ступеням развития человека, не только в утробе, но и дальше детский сад, дружба, школа, отношения, ВУЗ, работа, семья, карьера. А вот твоя энергия в человеческом варианте, что она проводит, как проявляется? Если человек не проводит тебя, кроме того, что люди становится менее мягкими, менее воспринимающими пространство и плохо воспринимают то, что с ними происходит в пространстве, менее структурирующими пространство, менее влияющими на свое пространство. Твоя энергия в человеческой жизни. Что это такое? Как она и что делает? Чего лишаются люди, не проводя твой поток в своей жизни?

Б: – То есть что я из себя представляю? Ну, вообще, наверное, моя энергия, – это БЫТИЕ, в том плане, что человек может быть сам по себе. В моем потоке всегда найдешь, чем заняться, что тебе интересно. Человек чем-то своим занят, увлечен. Это умение быть, находиться с самим собой. Быть в моем потоке – это не распыляться на всякие – «почему меня с собой не зовут», «куда пойти», «что включить компьютер, плеер или телевизор», «кого позвать», «кому позвонить», «почему мне никто не звонит», «как ко мне относится кто-то», «наверное я не такой», – это не искать внешнее подтверждение своей бытийности. А просто находиться в потоке и воспринимать – вот я есть. Ну как говорят – Кошка гуляющая сама по себе. Так и человек становится – «вещь в себе» и ему с собой интересно. Он может жить в отрыве от всего внешнего массива, который есть. Умение чувствовать себя, и жить в автономии от всего этого массива, понимать, что ты можешь быть в отрыве от всего этого массива, и вообще понимать то, что – ты есть. Быть самостоятельным, не привязываясь ни к кому.
Э: – Правильно ли я поняла тебя, что конфликт Иры был в том, что она неслась на праздник не в этом состоянии отрыва от массива и самодостаточной единицы, а в склейке уже с тем, кем-то, кто в маске. Что вот не тут в моем пространстве, а там мне счастье будет, туда попаду и будет счастье, а тут серые будни. И уже дома склеила себя с тем пространством, с тем событием, до того, как туда попала, буд-то уже туда попала.
Б: – Да, там у нее не было такого – вот я есть, я сейчас дома, занята своим делами, не думаю, о том, как же мне будет на балу. У нее этого состояния не было. Она не занималась своими делами, не думала о себе, о своей безопасности, с кем туда идти. Она уже в воображении своем была на балу, переживала –  как я туда войду, какая я красивая, как все восторгаются мной.
Э: – То есть эти перекосы во времени, «улеты» в фантазии из себя, выход из твоего потока получается.
Б: – Ну да, поток мой – это постоянно быть во внимании. Знать, что ты есть. Это бытие.
Э: – То есть вот эти потягушки твои, от сюда же? получается ты чувствуешь каждый свой суставчик, каждую свою косточку, мышцу, связку.
Б: – Через все это, я чувствую все пространство. Я его вижу, я его понимаю, воспринимаю. Оно не оторвано от меня, я понимаю наше совместное взаимодействие. Я чувствую себя в этом пространстве, чувствую свое тело. Потягушки вот эти, прищуривание на солнце, глаза могут быть закрыты, ушки всегда на чеку, но при этом расслабленны, я все ощущаю, воспринимаю. Захотела – полежала, пошла куда-то, сделала какие-то свои дела, поиграла.
Хорошо когда есть кто-то рядом. Но если нет никого, ладно. Люди давно обо мне не вспоминают, но я по этому поводу тоже не страдаю, что вот мне не поклоняются.
Э: – То есть люди о себе страдают. О том, какими они могли бы быть, проводя твой поток?
Б: – Да, людям самим тяжело жить без меня. Мне достаточно того, что я есть.
Э: – Спасибо. Очень ты мне помогла.
Б: – Пожалуйста.

****
Э: – Еще есть что сказать, чтобы завершить наш диалог?
Б: – Больше чувствовать, понимать, что просто быть – это тоже нужно уметь. Это очень ценно – понимать то, что я просто есть. Это достаточно элементарная вещь, которая дает силу жизни без сцепок.
Э: – Ты про созависимые связи сейчас говоришь, их сцепками называешь, да?
Б: – Да. Это достаточное осознание того, что я есть. Только даже этого уже достаточно для того, чтобы жить.
Э: – Если есть наблюдатель, то и мир вокруг него образовывается. Я есть,  есть мир, наблюдаемый мною.
Б: – Да. Потому что переключение на то, как обо мне думают остальные, заглушает и перебивает ощущение того, что я есть. Это такое ощущение – вот Земля, это как чаша, углубление, которое принимает в себя все. Она принимает все на себе, всю себя, и она такая и есть. При этом на ней может быть что угодно, не быть людей, зверей, растений. Но она есть, происходит процесс, осень, зима, весна, лето и этого одно уже достаточно проживать себя. Стихии на себе, их взаимодействие, температуру, вес, скорость.
Э: – Это и принятие своей формы, собственного веса, вида, качества волос, количество зубов? Принять как ландшафт себя – я такая, я есть такая. Это мои индивидуальные параметры, особенности.
Б: – Это принятие бытия. Когда ты принимаешь бытие, исходя из этого принятия, ты уже можешь что-то делать. Можешь понимать себя, что тебе хочется. Что поправить на себе, умыться, причесаться, какой цвет тебе идет, какая форма одежды, обуви.
Э: – Ну да или приукрасить ландшафт, посадить деревья, цветы, сделать дорожки, или нет.
Б: – Да, но изначально надо принять свое бытие. И из него действовать.

Э:: – Здорово. Много чего ты нам рассказала сегодня. Спасибо тебе.

Б: – Как-то так 🙂

****
На следующий день, Ира сказала, что Бастет еще что-то хочет передать людям.

Э: – Здравствуй, Бастет. Ты так хорошо появляешься в Ире. Ты хотела что-то еще договорить.
Б: – Да, договорить по поводу, что моя энергия проявляется, когда мы вчера про котят говорили, есть понимание откуда вообще эта ситуация идет. Тяга человека к карьере Бога, она в этом проявляется. Очень сложно принять и понять то, что существо, оно может жить своей жизнью, не зависимо от тебя, и у него есть своя воля, и ты на эту волю ни как не можешь повлиять. Ну, это конкретно кошка, в которой проявлено божественное. Поэтому человек берет, вот это существо, он хочет искусственно его контролировать, помещает в зону своей жизни.
Э: – Я поняла. Тем самым включается управление, жалкое подобие Бога.
Б: – Оно мне нравится, я хочу этим обладать, я хочу это контролировать. То есть это такие замашки контроля и присвоения чужой жизни. Оно будет находиться в зоне моей видимости и оно моё. Оно уже не живет. Оно становится существом со сломленной волей. Чем меньше пространство жизни человека, тем более человек становится цепким, зависим от того, что присвоил. Это вот как камешек, он лежит в моем кармане, он мой, я его ощущаю, я его присвоил.
Э: – Это присвоение чужой жизни как Горлум с кольцом. Моя прелесть.
Б: – Ситуация с животными получается, чем человек ближе к земле привязан, тем он еще понимает, что животные, в частности кошки – это существа, у которых есть своя отдельная жизнь, и что оно вообще может какими-то своими делами заниматься. Он вроде как твой, но у него есть свой ореал,  в который ты не лезешь, в те времена когда почитали кошку, Она жила на всей территории дворца. Про нее знали, она там живет на всей территории, но она где-то есть, и хорошо что она есть. время от времени показывается хозяину. От сюда мифы о том, что кошка легко проникает в мир мертвых, и также приходит в мир живых. Сейчас получается попытка контроля более сильная, маленькие пространства, закрытые квартиры, и у человека желание знать все про кошку, и навязывать ей человеческие качества. Вместо того, чтобы наблюдать и учиться у кошки.
Э: – Бастет, у меня был момент в жизни такой, жил кот, был из деревни, свободолюбивый. В туалет в форточку ходил на улицу, игнорировал лотки. Жили на первом этаже, он нашел путь в форточку. Я ему в этом волю давала. Вообще не понимаю, зачем контролировать волю кота. Я их уважаю и считаю, что они должны быть в своем, в своей среде обитания. Он реально был умный, стал ноябрь, быстро темнеть, поставили домофонную железную дверь, и он не смог заходить в подъезд. Если он раньше мог открывать деревянную дверь, то тут все, на улице оставался. Я работала до 20:00 часов, он ждал меня в подвале, потом однажды пропал. Я его звала, он не пришел. Он пришел однажды днем в воскресенье, вошел, подошел к своей миске, не поел, потерся о ноги и ушел снова в форточку, ушел. Приходил, чтобы попрощаться. Я так думаю, что его кто-то взял к себе, кто-то кто был дома больше и чаще. Я не могла приезжать в 16:00 часов, пока светло, забирать его домой с улицы, а он свободолюбивый был такой. У меня ощущение, что я сделала правильно, что позволила ему выйти снова в форточку.
Б: – Здесь такая штука, конкретно в данном времени, до чего сейчас это все докатилось. Это кажется, что он хочет жить на свободе, в дикой среде. Если он вообще живет в дикой среде, без человека, сам по себе, тогда да. А уже в городских условиях, это коты со сломленной волей, то есть они живут в зависимости от человека. Они знают, где можно поесть, куда сходить в туалет, они все равно связаны с человеком, зависим от человека. Что он положит в тарелку, что купит. Он не может обеспечить себя продуктами питания. В замке кошки ставили где-то молочко, но основную еду, мышей, птиц, кошка ловила сама. Город – это система, где все существа живут замкнутые на человеке. Здесь просто, так как изначальное человеческое желание контролировать все процессы свои и своих животных – собак, кошек, птичек, рыбок и т.д. Приходится людям и с улицы брать котов, что-то помогать им, куда-то пристраивать. Даже, если кот родился на улице, он все равно зависит от воли человека.
Э: – Я поняла, да скорее он пришел успокоить меня, попрощался. Кто-то его нашел, и ему там лучше. Он пришел днем, и ушел быстро.
Б: – Может быть.
Э: – Там, наверное, у него было больше коммуникации с людьми. Вот сейчас, опять думаю, надо ли мне заводить кота.
Б: – Этот котенок искусственно выведен, его мать была уже давно поломана, форма ушей, окрас, поведение. Все под контролем селекционеров. Под заказ, мне нравится такое, и теперь оно у меня получилось, и оно мое. Там мало чего живого, это как клон клона. Мало чего живого в клоне от природной кошки. Это как если бы купить маленькую елочку, которая растет в горшочке, а ты ждешь от нее, что она станет большой дикорастущей елкой. Она не станет такой, так как у нее другая природа, она искусственно выращена, специально для потребления человеком. Породистая кошка, подточена под требуемые человеком условия. Человеческий ум, не может допустить, что кто-то живет вообще сам по себе, и ты не можешь его заставить, и ты не можешь его контролировать, и он будет находиться рядом с тобой, только тогда, когда он сам захочет находиться рядом с тобой. Столько, сколько захочет находиться рядом с тобой. Потом он уйдет дальше. Вот это вот непонимание, невозможность вместить в себя, выбор и волю, свободу другого существа. Захватническое поведение людей, ты мне очень нравишься, поэтому, я хочу, чтобы ты был при мне, делал то, что хочу я, когда я хочу, и столько, сколько я хочу. Будь тут, мяконький и пушистенький без когтей, без зубов, забудь про свою природу.
Э: – Эти переносы захватнические в родительско-детских отношениях, как это ты пойдешь куда-то, к кому-то. Лучше я тебе сломаю волю, и ты будешь со мной, моей карманной игрушкой. Или в отношениях между мужчиной и женщиной – я тебя люблю, ты бросай работу, друзей, будь со мной, делай то, что хочется мне. Тогда когда хочется мне, столько сколько я разрешу, и не мешай мне тебя любить. Называть будем это – «счастливая семья», «идеальная пара».
Б: – Да, почему-то один человек решает, что он будто знает, что этому другому существу лучше нужно.
Теперь да, теперь, когда воля у другого сломлена человеком – да. Когда другой сделан инвалидом, человек лучше знает, что этому существу нужно. Там на свободе, он может умереть от голода, его могут загрызть дикие коты,  ну потому что ему уже всё сломали. Волю, стержень, инстинкты. Теперь ему нужно искусственно создавать условия для его жизни. Это уже и следствие и необходимость.
Поэтому меня давно здесь в Мире Людей нет. Я не помню, когда это вытеснение меня произошло из Мира Людей, давно это было. Я чувствую, что давным-давно сама по себе.
Э: – Хорошо. Спасибо тебе, Бастет, большое.

****

PS. Котенок благополучно живет в семье моей, сынишка любит его, я тоже. Они любят вместе играть. Помогает мне убираться бегает за тряпкой, вяжет вместе со мной, гоняясь за клубочками, любит спать у меня на руках, в уткнув мои ладони свою мордочку, причмокивает что-то, типа пьет молоко и засыпает урча.  Назвали Родственником, Родькой.

Вы можете оставить комментарий. Пинги к записи не доступны.

Оставить комментарий